Оформить заказ

Анкета потребителя

 

заполнить

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl-Enter, чтобы отправить информацию.

Генеральный директор ЛТК «Свободный сокол» (Липецк) Игорь Ефремов: «Если сегодня не остановить контрафакт, через 30-40 лет Чернобыль покажется для России детской проблемой»

4 июля 2016

Руководство ЛТК «Свободный сокол» настоятельно призывает навести порядок на рынке трубной продукции. Оно ставит вопрос перед правительством о введении в России обязательной единой нормативно-технической базы для производителей труб, о жестком регулировании системы сертификации труб и борьбе с засильем контрафактной трубы, которая ввиду несовершенства тендерных закупок получает возможность конкурировать с качественной продукцией. Об этой работе и о том, зачем она нужна, «Абирегу» рассказал генеральный директор ЛТК «Свободный сокол» Игорь Ефремов.

– Почему вы решили заняться этой проблемой?

– Дело в том, что в России нет нормативных документов, которые бы регламентировали применение различных видов материалов при строительстве систем водоснабжения и водоотведения. Единственным документом, частично регулирующим данную сферу отношений, является перечень национальных стандартов и сводов правил, в результате применения которых на обязательной основе обеспечивается соблюдение требований ФЗ. Отсутствие единого техрегламента, использование устаревших СНиПов и СП ведет к ограничению применения современных инновационных материалов, а также создает возможности для неограниченного доступа на рынок труб контрафактной продукции, прежде всего это касается труб из полиэтилена.

– И много контрафакта?

– По информации самих производителей труб из полиэтилена, до 40% труб самой распространенной марки ПЭ100 сегодня являются контрафактной продукцией при наличии всех необходимых сертификатов и свидетельств. Подобная трубная продукция производится на небольших предприятиях, организованных, например, в гаражных кооперативах, оборудованных экструдерами, с применением недорого полимерного сырья, в основном из вторичных материалов неизвестного происхождения. Эти предприятия не располагают ни производственной инфраструктурой, необходимой для обеспечения контроля качества продукции, ни персоналом, имеющим необходимую квалификацию. Ввиду низкой себестоимости фальсифицированная трубная продукция получает важнейшее конкурентное преимущество на рынке, а из-за отсутствия надлежащего контроля успешно участвует в тендерах закупок материалов для строительства трубопроводов. Подобные заводы растут в Российской Федерации как грибы, и их никто не контролирует. В результате важнейшие коммунальные артерии, к которым относится водоснабжение и водоотведение, в нашей стране строятся из труб сомнительного качества, которые нельзя считать не только соответствующими техническим нормативам, но и безопасными для потребителя.

– Но они же сертифицируют свою продукцию?

– Сертифицируют. Но у нас отсутствует надлежащая сертификация. Зайдите в Интернет, найдите подходящую сертифицирующую организацию, подайте заявку и вам без особых трудностей оформят необходимый сертификат. В случае с сертификацией труб для лабораторных испытаний обычно предоставляют качественные образцы, а затем по полученным сертификатам продают любую, в том числе фальсифицированную продукцию. Практически никто не осуществляет сертификацию производства, которая могла бы выявить недобросовестного производителя. Таким образом, сертификация превращается в формальную процедуру, а сертификат – в товар. Фактически в этой сфере нет никакого контроля и никакой ответственности. Вот в чем беда.

– И эти «гаражные» производители труб с вами на равных конкурируют?

– Конечно. Они же выходят на тендер с нормальными сертификатами, а поставляют по ним контрафакт. И выходит на тот же тендер лидер российского производства полимерных труб «Полипластик». У него действительно серьезное производство, но себестоимость его затрат несопоставима с затратами на производство маленьких компаний. Ведь крупные производители труб из ПЭ, осознавая свою ответственность и дорожа репутацией, проводят мероприятия по сокращению негативных рисков и, соответственно, вкладывают средства в производство. А производители контрафакта используют зачастую вторичное сырье неизвестного происхождения.

– А чем угрожает использование контрафактных труб?

– Их труба, как практика показывает, служит пять-семь лет. А то и меньше. Что это значит? Мы вот просто для себя построили математические модели. Взяли для примера абстрактный водоканал и задали несколько параметров, такие как аварийность и финансирование. Затем на их основе посчитали, что будет, если применять трубу, которая служит 10 лет. С такими трубами наш абстрактный водоканал через 18 лет просто исчезнет. Если применять трубы со сроком эксплуатации 20-25 лет, он исчезнет через 28 лет. И только, когда мы начинаем применять трубы со сроком эксплуатации 50 и более лет, кривая аварийности выравнивается, а на 60-м году эксплуатации она начинает снижаться. То есть укладывать трубы со сроком службы в 10 лет значит выбрасывать деньги на ветер.

– Это ведь сказывается и на тарифах?

– Однозначно. Чем выше износ сетей, тем выше тарифы. Износ сетей в РФ сегодня оценивается в 45%. И мы уже сегодня не доставляем до потребителя порядка 40% добытой и доведенной до санитарно-эпидемиологических норм воды. Даже президент недавно жаловался, что у него дома из крана течет желтая вода. Получается, мы тратим на водоподготовку колоссальные деньги и теряем в процессе транспортировки воды значительную их долю. И причина одна: отсутствие единой и всеобъемлющей системы мер государственного регулирования в области применения материалов при строительстве и устройстве сетей водоснабжения и водоотведения.

– И вы пытаетесь изменить ситуацию?

- Да, мы пытаемся. Мы изучили ситуацию. И свои выводы донесли до господина Меня (министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ. – прим. ред.). Я с ним встречался на экономическом форуме, и он заинтересовался этой проблемой. Мы вошли в комиссию Ассоциации по развитию ЖКХ, там на базе разработанных нами документов были выработаны рекомендации для Минстроя.

– И что?

– О дальнейшей судьбе этих документов нам пока ничего не известно.

– Речь идет о контрафактной полиэтиленовой трубе. Но вы же производите чугунную трубу. Почему вас волнуют чужие проблемы?

– Вы знаете, все очень просто. Если убрать контрафакт с рынка, мы тоже смогли бы увеличить объемы производства. Сегодня наши мощности загружены всего на 40-50%. Мы тоже не можем конкурировать с контрафактной продукцией.

– А как вы вообще относитесь к производителям труб из полимеров?

– С ними мы конкурируем успешно. Да, на мелких диаметрах мы им проигрываем. Почему? Потому что у нас толщина стенки – константа: от 4 до 8 мм в зависимости от диаметра. А у полиэтилена чем больше диаметр, тем толще стенка.

– И тем не менее 40% водоканалов покупают контрафактную трубу?

– Тем не менее, да. И если сегодня контрафакт не остановить, через 30-40 лет Чернобыль покажется для России детской проблемой

Источник: www.abireg.ru
Поделиться...