Выход совсем в другой стороне|Группа ПОЛИПЛАСТИК
Оформить заказ

Анкета потребителя

 

заполнить

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl-Enter, чтобы отправить информацию.

Выход совсем в другой стороне

17 июня 2013

Решение проблемы ЖКХ вовсе не в триллионах рублей. Оно в современных технологиях, которые повысят эффективность отрасли, и в пересмотре всей экономики начиная с тарифов.

Многие удивятся, но на самом деле в российском жилищно-коммунальном хозяйстве денег достаточно. Все разговоры о том, где взять триллионы на его модернизацию, на самом деле уводят в сторону от истинных проблем и их возможных решений. «Когда я слышу “Дайте денег!” — для меня это первый признак очень неэффективного ведения дел», — сказал в разговоре с «Экспертом» руководитель одной из крупнейших в стране теплоснабжающих организаций. Именно поэтому прошедшее в конце мая заседание Госсовета по ЖКХ оставило такое тягостное впечатление: одни лишь попытки центра и регионов спихнуть друг на друга огромные расходы или сделать эти расходы еще больше — и ни слова о существе вопроса.

ЖКХ — огромная отрасль, 7% ВВП. Она обходится стране в 4,2 трлн рублей ежегодных платежей. На фоне этих цифр оценки в 9 трлн рублей, которые нужны на восстановление изношенной инфраструктуры, не кажутся запредельными. Просто деньги, поступающие в ЖКХ, не используются с умом.

При этом модернизация ЖКХ обсуждается исключительно в ключе замены старого оборудования на новое точно такое же. Но давно существуют технологии, которые позволяют повысить эффективность предприятий ЖКХ на порядок: избавиться от потерь в теплосетях, забыть о затратах на бесконечные ремонты, повысить КПД сжигаемого топлива. И именно новые технологии должны стать целью модернизации ЖКХ.

Второй, не менее важный момент — экономика отрасли. Сегодня она не позволяет заработать тем, кто готов инвестировать в повышение эффективности. Зато все больше любителей присосаться к потоку платежей — ведь денег-то в отрасль, как уже говорилось, поступает достаточно. Стоит изменить принципы формирования тарифов — и уже можно будет говорить о настоящих частных инвестициях.

И наконец, в ЖКХ как нигде нужны новые разнообразные финансовые механизмы — различные формы кредитов, облигационные займы.

Забудьте о потерях

В стране есть компании, которые уже используют новые технологии в тепло- и водоснабжении и могут аргументированно доказать, что это эффективно. «В 2009 году мы полностью перевели снабжение тепловой энергией от одной из котельных на новые трубы изопрофлекс. Потерь у нас с тех пор просто нет. Сначала даже несколько раз срабатывал аварийный клапан из-за угрозы перегрева котла, — рассказал “Эксперту” директор астраханского филиала “ЛУКойл — Теплотранспортная компания” Вячеслав Темников. — Даже с учетом того, что не производятся трубы изопрофлекс большого диаметра, а максимальная рабочая температура у них ниже, чем необходимо для эксплуатации магистральных тепловых сетей, идущих из крупных теплоисточников, таких как ТЭЦ или ГРЭС, можно утверждать, что такие трубы — это будущее распределительных и квартальных сетей».

Речь идет в первую очередь об армированных трубах из сшитого полиэтилена. Их единственный производитель в России — группа «Полимертепло» не только гарантирует 49-летний срок службы своих труб (притом что даже новая стальная труба служит в теплоснабжении 5–10, максимум 15 лет вместо нормативных 25), но и запустила проект инвестиционной модернизации теплосетей, предлагая частично разделить с ними риски: теплосетям дается возможность рассчитываться за трубы не сразу, а в рассрочку (см. «Три года до катастрофы» в «Эксперте» № 17–18 за 2013 г.). Фактически это означает инвестиции за счет самого предприятия ЖКХ, которому нужно лишь дать удобный механизм расчетов за новое оборудование — и оно вполне сможет «отбить» эти средства за счет обычных платежей.

В Нижегородской теплоснабжающей компании (51% принадлежит области, 49% — у частных инвесторов) «Эксперту» подтвердили, что после ввода в эксплуатацию новых котельных происходит снижение удельных расходов топлива, автоматизация объектов позволяет снизить расходы на обслуживающий персонал и т. п. То же самое говорят в «Российских коммунальных системах» (РКС): компания вложила более 900 млн рублей в строительство и реконструкцию котельных во Владимире, Брянске, Благовещенске, Петрозаводске, Тамбове и других городах. КПД новых котельных с современным оборудованием, работающих на газе, составляет 92%. Автоматизированные новые котельные дали значительную экономию в виде снижения себестоимости вырабатываемой тепловой энергии, а также экономии фонда оплаты труда из-за сокращения обслуживающего персонала. Кроме того, при строительстве и модернизации тепловых сетей РКС наряду с традиционными использовали и новые технологии — бесканальную прокладку металлических трубопроводов в ППУ-изоляции (пенополиуретан) со встроенной системой сигнализации состояния трубопроводов, что, в частности, позволяет быстро и точно определять место прорыва трубопровода и сокращать утечки, а для горячего водоснабжения в сложных условиях плотной городской застройки или при невозможности ведения раскопок (например, в интересах сохранения памятников культуры) — полипропиленовые трубопроводы и трубопроводы касафлекс. В качестве образцового кейса РКС приводят в пример модернизацию теплоснабжения во Владимире, где благодаря модернизации источников тепла и разводящих теплосетей, в том числе с использованием современных труб, удалось добиться экономии порядка 1 тыс. гигакалорий тепла в год. За время реализации мероприятий проекта создано 209 новых рабочих мест, в бюджеты поступило 250 млн рублей налоговых платежей, добавляют в РКС. То есть новые технологии вполне могут не только превратить ЖКХ в эффективную отрасль, но и сделать ее двигателем экономики.

Современные насосы способны экономить до 40% электроэнергии
Современные насосы способны экономить до 40% электроэнергии

 

Иногда лучше дрова

В ЖКХ нет единого решения для всей страны: у каждого региона своя специфика. Часто только местная компания может найти самый эффективный вариант. «Мы переходим на местные виды топлива — древесные отходы, биомассу, отказываемся от угля и мазута, — говорит генеральный директор Архангельской областной энергетической компании (“Архоблэнерго”) Андрей Щелоков. — Поскольку у нас лесной регион, это сырье доступно, тогда как уголь мы везем из Инты или Хакасии, в том числе морем, до места назначения — и уголь получается не то чтобы золотой, но точно серебряный. КПД современных западноевропейских котлов при сжигании древесных отходов доходит до 90–95 процентов. В этом году планируем построить две современные котельные на базе оборудования австрийской компании Politechnik и проложить новые полимерные трубы — и мы на годы забудем о ежегодном ремонте». По полимерным трубам в «Архоблэнерго» приводят такой пример: в прошлом году компания полностью заменила трубы, идущие от одной котельной в селе Красноборск. «Если смотреть только эксплуатационные затраты — на воду, на энергию, — то наша экономия составила порядка 800 тысяч рублей, а если взять затраты с ремонтом, который теперь не нужен, то экономия около миллиона рублей. Перекладка труб обошлась в три миллиона рублей, таким образом, окупаемость проекта — три года, что вполне приемлемо с инвестиционной точки зрения. Если до ремонта мы от котельной до потребителя теряли 10 градусов, то теперь потери меньше одного градуса», — рассказывает Андрей Щелоков.

Еще один пример эффективной работы в сфере ЖКХ — «Водоканал Санкт-Петербурга», огромное хозяйство, которое снабжает водой пятимиллионный город. На протяжении последних пяти лет он работает с прибылью. Это нравится не только потребителям, но и инвесторам. Питерский водоканал — одно из немногих предприятий ЖКХ в России, которое умудрилось разместить облигационный заем и отчитывается по МСФО (не всякое акционерное общество это делает, не то что ГУП), то есть оно совершенно прозрачно. Средства, привлеченные от инвесторов, предприятие вкладывает в повышение своей эффективности. Одной из инициатив водоканала стало внедрение математической (или гидравлической) модели, позволяющей проводить многовариантные гидравлические расчеты. В результате водоканалу удается держать стабильное давление во всей сети трубопроводов. Внедрение этой модели потребовало замены оборудования, зато позволило снизить потребление электроэнергии на 30–40% за счет повышения КПД насосов. «Мы в Петербурге несколько лет назад реализовали пилотный проект создания системы управления водоснабжением», — рассказывает о сути нововведений генеральный директор ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» Феликс Кармазинов. По его словам, сегодня в России водоснабжения, по большому счету, нет — есть водоподача. Водоподача — это когда мы отправили в сеть с водопроводной станции воду с определенными параметрами, а дальше вода сама попадает к потребителю. Водоснабжение — полностью контролируемый и управляемый процесс, когда точно известно, какой объем воды и с какими параметрами должен прийти в ту или иную точку. «Так вот, мы создали такую систему в масштабах территории с населением около 140 тысяч человек. Работа включала в себя замену всего насосного оборудования на энергоэффективное, создание в режиме онлайн сквозной системы измерений объема подаваемой воды, давления, контроля ее качества. На основании получаемых данных в автоматическом режиме идет корректировка гидравлических режимов. Результаты проекта: среднемесячное энергопотребление снизилось более чем на 40 процентов. И значительно — с 11 до 7 процентов — сократились неучтенные потери воды», — говорит гендиректор питерского водоканала.

Еще одна инновация была внедрена в канализации: теперь весь осадок от водостока вначале обезвоживается, а потом сжигается. В результате водоканал получает тепло и энергию для собственных нужд. Сегодня петербургский водоканал, имея не самый высокий тариф в России (по сравнению с Москвой ниже примерно на 40%), показывает неплохую рентабельность основной деятельности — 21% по итогам 2012 года.

Все эти примеры доказывают: предприятие ЖКХ вполне может стать эффективным, и прямой путь к этому — внедрение новых технологий.

Однако экономика ЖКХ устроена так, что предприятиям нет никакого смысла становиться эффективными.

Что не так с тарифом

«Если бы в области ЖКХ существовала продуманная политика, которая давала бы предприятиям возможность зарабатывать, они сами бы себя вытащили», — сказал «Эксперту» руководитель одной из теплоснабжающих организаций, тот самый, который утверждал, что денег достаточно.

Вся беда в том, что сегодня отрасль работает по принципу «затраты плюс» и плохо приспособлена для возврата инвестиций.

Напомним, тарифы на услуги ЖКХ ежегодно устанавливаются региональными регуляторами. При этом цель регулятора — сделать тариф как можно ниже или хотя бы не дать ему выйти за планку, ограничивающую рост тарифов (сейчас это 6% в год). Реальные расходы предприятий ЖКХ при этом учитываются лишь частично — настолько, насколько они влезают в установленный норматив роста тарифа. В результате многие предприятия просто не получают денег на покрытие своих затрат. При этом надо представлять себе экономику стандартной теплоснабжающей организации: топливо в ее балансе занимает до 70%, остальное — зарплата и ремонт. При таком раскладе в первую очередь урезаются расходы на ремонт и прокладку новых труб. «У нашей компании амортизация на 2013 год составляет около 178 миллионов рублей, в тарифе заложено около 76 миллионов, таким образом, организация недополучит около 100 миллионов, соответственно, на эту сумму не будет выполнена инвестиционная программа, — приводит пример Вячеслав Темников из астраханского филиала “ЛУКойл-ТТК”. — А ведь есть еще инфляция, скажем, металл, из которого делают трубы, подорожал на 20 процентов в прошлом году и на 20 процентов в этом. Никто не говорит, чтобы государство брало на себя какую-то часть затрат теплосетевого комплекса — пусть хотя бы тариф покрывает то, что должно быть».

В водопроводе и водоотведении масса возможностей для повышения эффективности
В водопроводе и водоотведении масса возможностей для
повышения эффективности

В Нижегородской теплоснабжающей компании (НТК) соглашаются: существующие тарифы могли бы обеспечивать безубыточную деятельность предприятий при условии эффективной работы систем теплоснабжения. «Однако котельное оборудование и тепловые сети имеют значительный износ, который приводит к сверхнормативным потерям, не учитываемым при формировании тарифов», — говорят в НТК. То есть, иными словами, истинная степень износа инфраструктуры ЖКХ в тарифе просто не учитывается. Итог — надо покрывать еще и эти «теневые» потери.

Но и это еще не все: стоит предприятию каким-то образом снизить свои затраты, ему немедленно понизят и тариф. Заработать на модернизации не получится.

«Высокая доля топливной составляющей в структуре затрат теплоснабжающих предприятий, которую мы никак не контролируем, при одновременной политике сдерживания тарифов для конечных потребителей услуг создает в тепловом бизнесе большие риски, — сказал «Эксперту» президент РКС Игорь Дибцев. — Действующие ограничения приводят к тому, что страдает либо экономика предприятия — увеличиваются убытки, либо производственный процесс — снижается количество ремонтов, возникает угроза аварийных ситуаций, а это репутационные риски».

Именно поэтому даже те частные компании, которые сейчас работают в ЖКХ, предпочитают заниматься не тепло-, а водоснабжением: там нет таких затрат на закупку сырья. Специалисты уверены: если не будет изменена тарифная политика, никаким частным компаниям не будет интересно приходить в ЖКХ и брать в концессию инфраструктуру.

На откуп концессионерам

Собственно, концессионный механизм должен заработать в ЖКХ с 1 января 2014 года. Владимир Путин на Госсовете по ЖКХ уже назвал концессию перспективной моделью и для бизнеса, и для государства. «Главный плюс концессии в возможности привлечь инвестиции на длительный срок, притом что собственность на имущество остается у города или муниципалитета. Использование концессий позволяет сделать рынок ЖКХ конкурентным, поскольку заключаться концессионные соглашения должны на конкурсной основе, — отмечает Феликс Кармазинов. — Еще один плюс использования механизма концессий — возможность обеспечить жесткий контроль за деятельностью концессионера (вплоть до разрыва договора при невыполнении концессионером взятых на себя обязательств)».

Однако руководитель дирекции коммунального бизнеса группы компаний «ТНС энерго» Алексей Овсянников считает, что механизм передачи коммунальных объектов в концессию частным операторам не приведет к значительному росту инвестиций в ЖКХ, так как концессии ориентированы на привлечение заемного банковского финансирования, а при существующей системе расчета тарифов такое финансирование ЖКХ не потянуть.

Поэтому главным принципом для ЖКХ должно стать адекватное тарифообразование по принципу «затраты плюс возврат инвестиций» (однако возврат инвестиций не за счет роста тарифа, а за счет внедрения новых технологий и экономии, которую они дадут!) и эффективное использование тех денег, которые в сектор уже поступают от потребителей. Это вполне осуществимо (см. «Мы убедились, что можно реализовать проекты без бюджетных вливаний»). Собственно, постоянные денежные потоки от потребителей за оплату услуг ЖКХ — вполне достаточное основание для инвестиций в эту сферу, просто доступ инвесторов к этим потокам должен быть правильно оформлен.

«Приоритет должен быть за частными инвестициями, но инвестиции в модернизацию ЖКХ должны быть оплачены конечными потребителями коммунальных услуг. Разумеется, такое возможно, если платежи потребителей будут растянуты по времени», — поясняет Алексей Овсянников.

9 трлн рублей, необходимые на модернизацию ЖКХ, по оценкам Минрегионразвития, включают в себя инвестиции в системы теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения, твердых бытовых отходов, а также, возможно, электро- и газоснабжения. «Если говорить о необходимости инвестиций в размере 9 триллионов в течение десяти лет, то ежегодные суммы огромны — необходимо вкладывать по 900 миллиардов ежегодно, это 21 процент от ежегодной выручки сектора — 4,2 триллиона рублей. Притом что сейчас в ЖКХ инвестируется только 291 миллиард рублей. Но если предположить, что за счет вложения 9 триллионов рублей в течение десяти лет можно обновить 25 процентов основных фондов ЖКХ, то общий износ фондов удастся снизить только на 10 процентов, поскольку естественный износ за эти десять лет составит не менее 15 процентов. Как результат, придем к износу 60–65 процентов вместо сегодняшних критических 70–75», — рассуждает Алексей Овсянников.

Собственно, низкий объем сегодняшних инвестиций во многом есть следствие того тарифообразования и той экономики, которые были описаны выше. Поэтому пути решения проблемы ЖКХ очевидны: новые технологии, новое регулирование, новые финансовые механизмы. К триллионам из бюджета все это отношения не имеет.

Источник: expert.ru
Поделиться...
 
Подписка на новости
?
Для корректной работы подписки на новости, у Вас в браузере должны быть разрешены Cookies для этого сайта. Узнайте как проверить Cookies?