Оформить заказ

Анкета потребителя

 

заполнить

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl-Enter, чтобы отправить информацию.

Закрывая рынки...

7 октября 2011
 

Полностью заместить импорт полимеров в России не получится. Да это и не нужно. А вот по базовым видам полимерной продукции эта задача в ближайшее десятилетие будет решена, считает председатель правления компании «Сибур» Дмитрий Конов.

— Насколько «пластмассовым» вам видится будущее?

— За последние сорок лет использование в мире четырех из пяти базовых материалов — дерева, металла, цемента и стекла — увеличилось в три-пять раз, тогда как потребление пятого базового материала — полимеров — выросло раз в двадцать. Это серьезный структурный сдвиг. Сначала полимеры замещали продукты, воссоздавая их естественные характеристики. А сейчас полимеры имеют такие свойства, которых в природе в чистом виде нет.

Россия в этом сорокалетнем периоде отстала от западного мира на два десятка лет. И когда государство говорит об энергосберегающей экономике, это не означает что-то глобальное и капиталоемкое. Достаточно утеплить старую многоэтажку полимером, и теплопотери сразу снижаются на 20–40 процентов. Или другой простой пример: при сопоставимой стоимости срок беспрерывной эксплуатации полимерных труб водоснабжения превышает пятьдесят лет, у стальных он составляет пять-семь лет. Поэтому мы и прогнозируем дальнейший рост потребления полимеров практически во всех сегментах.

— И как изменится конъюнктура нефтехимического рынка, на какие виды продукции будет возникать наибольший спрос?

— В России по сравнению с европейскими странами отставание настолько сильно, что трудно выделить приоритеты — потребление всех базовых полимеров росло в последнее время примерно на 10 процентов ежегодно. Это гораздо больше среднемировых показателей, и тенденция сохранится в дальнейшем: через десять лет при существующих темпах роста мы только приблизимся к нынешним показателям Восточной Европы на душу населения.

— Откуда такая уверенность в устойчивом росте?

— Есть три причины. Прежде всего, как мы уже обсудили, эффект низкой базы, догоняющий рост при меняющейся структуре потребления от традиционных материалов в сторону полимерных. Второе — общая волна изменений в экономике. В отсутствие инвестиций в промышленности не было обновления основных фондов и инфраструктуры, жилищного строительства — а значит, и спрос на продукты нефтехимии и другие материалы был гораздо ниже. И наконец, своеобразный импульс предложения: «Сибур», как любая нефтехимическая компания, не производит продукцию для конечного потребителя. Этим занимаются переработчики, обычно небольшие и локализованные, которые из гранул делают различные изделия. И когда нет предложения базового полимера, то нет и переработки. Появляется предложение — появляется переработка. Таким образом, даже существующий рынок весьма далек от насыщения. Есть огромный потенциал импортозамещения, конечные изделия все больше будут не завозиться в страну, а производиться в России на базе наших полимеров.

— В этом году вы собираетесь инвестировать более 60 миллиардов рублей — то есть в разы больше докризисного показателя. Это все пойдет на удовлетворение спроса на существующие продукты или вы намерены вывести на рынок что-то новое?

— Совокупные мощности этиленовых установок в России составляют примерно 3,6 миллиона тонн в год, потребность полимерных производств — 6,5 миллиона тонн в год. А сырья в принципе доступно 8,8 миллиона тонн в год. Мы делаем две последовательные вещи: вкладываем деньги в переработку попутного нефтяного газа и в инфраструктуру по его сбору, а также строим полимерные производства. Большая часть запланированного в первой части уже сделана. Мы увеличили мощности по переработке с 12 миллиардов до 20 миллиардов кубометров газа в год, строим в Западной Сибири новые и модернизируем существующие продуктопроводы для транспортировки легких углеводородов и газофракционирующие мощности. Все эти проекты достаточно капиталоемкие, совокупные инвестиции исчисляются миллиардами долларов. По второму направлению реализуем крупнейшие в стране проекты. В Тобольске возводим комплекс дегидрирования пропана и производства полипропилена — он в целом обойдется в 2 миллиарда долларов. Закончим в конце 2012 года. В Нижегородской области продолжается строительство нового производства ПВХ в партнерстве с бельгийской Solvin, строится вторая очередь комплекса по вспенивающемуся полистиролу в Перми. И есть еще несколько десятков проектов меньших масштабов.

— А в НИОКР вы сколько вкладываете?

— Тема НИОКР — модная, но не такая простая. Западные компании, работающие в сегменте специальной химии, выделяют на НИОКР от пяти до восьми процентов выручки. В «Сибуре», который преимущественно занимается крупнотоннажной нефтехимией, на это направление приходится не больше двух процентов. Есть предприятия, которым НИОКР фундаментально необходимы для развития. Например, телекоммуникационные компании не могут существовать без постоянного обновления фондов и введения нового оборудования и технологий. А есть даже не компании, а целые индустрии, способные достаточно долго жить без существенных инноваций, на технологиях, созданных десятилетия назад. И крупнотоннажная нефтехимия во многом относится именно ко второй группе. По большому счету, наша основная стратегия — переработать большой объем сырья в базовые мономеры и полимеры. А это не требует каких-то новых инвестиций в прорывные технологии.

Мы вкладываем деньги в переработку попутного нефтяного газа и в инфраструктуру по его сбору. Большая часть из запланированного в этой части уже сделана. Мы увеличили мощности по переработке с 12 млрд до 20 млрд кубометров газа в год, строим в Западной Сибири новые и модернизируем существующие продуктопроводы для транспортировки легких углеводородов.

— Хотя бы оборудование новое разрабатывается?

— Почти все наши новые производства построены или будут построены на купленных технологиях. И капитальные затраты на это очень малы — два-три процента от общей стоимости проекта. Есть другая часть отрасли — специальная химия, то есть меньший тоннаж, зато ее продукция потребляется в индустриях, которые очень быстро развиваются. Там технологии более важны, и очень часто их нельзя купить или покупка неоправданно дорога. И мы инвестируем в такие проекты: в частности, в 2010 году налажен выпуск полибутадиеновых каучуков нового поколения. Наш институт НИПИгаз в Краснодаре — инжиниринговый и проектный центр для всей российской газопереработки. Более того, мы с нуля создали в Томске крупнейший в отрасли научный центр по химическим технологиям НИОСТ, не только постоянно улучшающий существующие, но и разрабатывающий принципиально новые технологии. Цикл от лабораторных исследований до пилотных установок и внедрения в промышленное производство может занять и пять, и десять лет. Так что к 2020 году, о котором вы говорите, можно ожидать результатов с высоким экономическим эффектом.

— Как будет меняться структура российского рынка? Появятся ли в обозримом будущем какие-то новые игроки, которые могли бы составить вам конкуренцию? Придут ли на наш рынок западные компании?

— Тенденция к укрупнению в последние годы была, но никаких особых объединений не произошло. Всегда есть предпосылки и возможности, но не факт, что они реализуются. Вхождение крупных западных игроков в сегмент базовых полимеров или базовой химии маловероятно. Российские компании нуждаются в технологиях и компетенциях в сегменте специальной химии, а западные компании интересуются российским рынком. Поэтому возможно вхождение западных компаний в небольшие проекты с участием местных игроков.

За последние сорок лет использование в мире четырех из пяти базовых материалов — дерева, металла, цемента и стекла — увеличилось в три—пять раз, тогда как потребление пятого базового материала — полимеров — выросло раз в двадцать.

— И когда же Россия перестанет быть импортозависимой хотя бы по базовым полимерам?

— Ситуация, когда не будет ни одной тонны импорта, скорее всего, невозможна в принципе — всегда есть разделение. Например, полиэтилена Россия производит больше, чем потребляет. Но есть некоторые марки или типы полиэтилена, спрос на которые составляет, допустим, 15 тысяч тонн в год, и организовывать здесь такое небольшое производство нет смысла. С несколькими полимерами противоположная ситуация, в первую очередь это поливинилхлорид и полиэтилентерефталат, половину объемов внутреннего потребления которых Россия импортирует. Но спрос на ПВХ сначала частично закроется проектом «ЛУКойла» на Украине, а затем полностью — нашим проектом в Нижегородской области. Что касается полиэтилентерефталата, то на сегодня «Сибур» — единственная компания, которая массированно инвестирует в этот сегмент. И если мы не успеем к 2015 году, то к 2016–2017-му, скорее всего, полностью насытим российский рынок этим продуктом. Хотя сдерживающим фактором здесь является системно ограниченное предложение сырья со стороны нефтепереработчиков. И уж точно по базовым маркам полипропилена потребности российских переработчиков будут удовлетворены. Более того, Россия станет его экспортером.

Источник: expert.ru
Поделиться...